Юлия Калнынь. Технологии Blogger.

четверг, 21 июня 2018 г.

Как я разговорилась ч.1




 Положа руку на сердце, английский язык я решила сдавать как выпускной экзамен потому что так было проще всего. Кто-то в 9м классе в дополнение к обязательным дисциплинам выбирал обществознание, физкультуру и даже труды. Физика, алгебра, геометрия и химия давались мне без особых усилий, но перспектива соответствовать родительским ожиданиям никогда не казалась мне заманчивой(sorry not sorry). В 11м классе я почему-то придумала, что хочу стать либо дизайнером(чего?), либо переводчиком, либо президентом. Категоричность - мой любимый боевой скакун, на этом Буцефале я гарцую до сих пор. ЕГЭ по английскому было настолько непопулярным, что желающие(целых 2) сдавать этот предмет из предыдущего выпуска вынуждены были ехать в соседний город. В мой выпуск со всех школ города с горем пополам наскребли минимальную группу. Кому вообще сдался английский в маленьком шахтерском городке?

    Кажется, весь 2006 год вплоть до самого зачисления мама сосредоточенно ждала инфаркт, но он так и не явился. Не приду, говорит, не ждите, дел невпроворот.

   Университет совершенно не оправдывал моих ожиданий - у нас было два с половиной классных преподавателя, остальные - занудные бабули, ровесницы Октябрьской Революции. Понятное дело, что говорили мы только под угрозой расстрела. Важнее всего было переписывать листы упражнений и наизусть заучивать с трудом написанный пересказ домашнего чтения.
  
Столб света снизошел на меня с небес, а ангельский хор взял самые верхние ноты, когда я впервые услышала про work&travel. Агитатор из агентства щедрыми горстями разбрасывала лапшу, зеленые второкурсники соревновались в грузоподъёмности ушей. Идея незамысловата, но соблазнительна - угнать на лето в штаты, заработать там капитал, объехать всю страну и увидеть статую свободы, Гранд Каньон, Ниагарский водопад, плюнуть в Джорджа Буша прямо в белом доме, чтоб он и без слов понял, как был неправ. Осторожная мама не отпустила меня вот так сразу, но за год я заныла родителей до мозолей, сдала сессию досрочно, и вот я уже стою в аэропорту имени Кеннеди и толпа китайцев несет меня к офицеру-пограничнику.


   Пока все, как в кино: Я стою перед офицером погранслужбы, он (о боги!) черный, настолько здоровенный, что едва помещается в стеклянную будку - блестящая бляха, оружие, шуточки с соседями, дурацкая кепка с козырьком. Он размыкает здоровенные губы, и все, что я слышу после «Good morning” накрывает мои уши бурлящим потоком, я вычленяю из речи знакомые слова - паспорт, визовая гарантия, приглашение на работу, механически выкладывая на стойку все новые и новые бумаги. Я стараюсь усерднее слушать и поменьше пялиться и открывать рот, во втором же предложении допускаю дурацкие ошибки и зажмурившись жду, что он заорёт по громкой связи на весь аэропорт: «Эта дура не знает, как изменяется глагол to be! Два ей за практический курс английского языка! ДВА!!! Вон из страны!»


  Чтоб вы понимали мою степень владения языком - к тому моменту я легко переводила с листа, заучивала и запоминала диалоги и слова, могла прочесть монолог об эфтаназии(потому что это была моя тема на контрольной J) но не знала знаков транскрипции(до сих пор не уверена, что умею ими пользоваться), простейших слов, означающих предметы быта типа «чайник» или «кастрюля». У меня был кое-какой словарный запас, но чтобы поддержать беседу чем-то более элегантным и содержательным, чем «Йес, йес!» и «Ноу», нужно было основательно поднатужиться.

  Минуты шли, офицер перебирал мои бумажки, и -представляете?- даже не обратил внимания на то, за что в универе меня 100% бы распекали, поэтому когда он вернул мне мой паспорт и ворох бумаг, и прогудел “welcome to United States” я опешила и спросила:

- Так это... можно идти?
- Да, если еще не передумала - радостно заржал он.
- Сеньк ю вери мач!


  К поезду из аэропорта я летела как на крыльях, и даже здоровенный, наскакивающий на ноги чемодан не мог меня замедлить... пока я не очутилась в подземке.Адовы треноги турникетов зажевали чемодан и кусок моей любимой правой ноги. Ногу он потом все же выплюнул, а чемодан нет. Глядя на мои жалкие попытки высвободиться, со ступенек поднялся ... бомж. -Давай помогу! Увидев, как я вцепилась в чемодан, дядя бомж пробухтел: «Да не переживай ты, я ничего у тебя не украду! Вон же полицейские стоят.» И одним движением перекинул мне чемодан. От радости я высыпала ему в ладонь добрую половину четвертаков, которые подарил мне еще в России душка Ильдар.

  По плану на автобусной станции меня должен был встречать Терри Нельсон, менеджер гостиницы, где мне предстояло работать. Мы переписывались всю зиму, и милый Терри предельно ясно объяснил, что делать и куда идти. Однако, в темноте ночи на автобусной станции не было никого, если не считать седой и по-американски бодрой тетушки в униформе.
Мы смотрели друг на друга минут десять, и за это время я мысленно успела признать победу мамы, вечно паникующей, что я пропаду без вести в этих чертовых штатах. Ну что, мама, один но...

- Ты Июлиа?
- Йес, йес!! - радостно закивала я.
- Велкам ту Юнайтед Стейтс! Где твой чемодан ?
- А где Терри?
- Прямо перед тобой.

  И тут мой мир рухнул, потому что Терри, оказывается, не самостоятельное мужское имя, как, скажем, у Терри Прачетта, или сокращение от Теодора, а вполне себе уменьшительно-ласкательное от «Тереза».
  Как вы понимаете, я не успела приехать, а уже прославилась. Эти американские имена с малых лет ставят меня в тупик, я не вижу никакой логики в образовании сокращенных версий или производных: Филипп - Пип, Ричард - Дик, Чарльз - Чак, Уильям - Билл; мало этого, так еще и Максим - имя женское. Впервые это взорвало мне извилины и пукашку лет в 8, когда в диснеевском мультсериале девочка давала имена свежеобретенным котятам: « Петявасяколягриша, а ты девочка, поэтому я назову тебя Максим» Я возмущалась дня два, потому что трудно ухватить в этом нейминге какую бы то ни было логику, когда у тебя есть старший брат по имени Максим. Дальше - лучше: на рабочем месте сообщили, что проведет по месту-покажет мне что, где, зачем сотрудница Greta, Marina Manager. Я феерически тупила полдня, пытаясь осознать кто такая Марина и по какой такой причине ей нужен целый отдельный менеджер. Оказалось, что Грета отвечает за порядок на причалах, помогает швартоваться яхтам и лодкам, и все это вместе и называется marina, просто в названии должности каждое слово пишется с большой буквы.

Па-дааам! Фестиваль тупизны!

  Оказывается, что я, занудка и отличница, не знаю элементарных слов и каждые две минуты испытываю жгучий стыд, потому что строю предложения по вдолбленным калькам, с ошибками, произношу не так и не то, не понимаю каких-то вещей на слух, мне нужно повторять дважды, а то и трижды, но диадему принцессы тупизны я получила, когда приехала в кафе-мороженое и потребовала там молочный коктейль. Буквально - milk cocktail. Кассир никак не могла взять в толк чего мне надо, и стойко повторяла - мы не продаем алкоголь. Спас меня случайный ребенок, который попросил милкшейк(milkshake), я стала жестикулировать, как ужаленная обезьяна, и в итоге получила свой стакан.


  Казалось бы, что за проблема - не знаешь слово, посмотри его в словаре смартфона, однако смартфона у меня не было, был кпк-наладонник, который, вопреки ожиданиям и обещаниям провайдера отказывался служить средством связи в США, посему валялся в чемодане до сентября. Кстати, как выяснилось на практике, этот девайс в Америке назывался PDA, а не pocket computer, и это была моя очередная жемчужина в диадеме тупизны.

2 комментария:

  1. А продолжение будет? очень понравилось, люблю, как ты пишешь)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. о, увидела. что часть первая) ждем вторую

      Удалить